Прощеное воскресенье. Проводы Масленицы


Масленица. Согласно православной традиции, это было последнее из пяти предшествовавших Великому посту воскресений, в которые истинно верующий человек должен был готовить себя к воздержанию, очищению души и покаянию.

Считалось, что в первое воскресенье православный верующий должен был предпринять все усилия, чтобы «увидеть и понять Христа»; во второе — увидеть самого себя «в свете Христовом»; в третье — подумать о своем отчуждении от Бога; в четвертое — понять, что спасение зависит от верности учению Иисуса Христа. В Прощеное же воскресенье люди должны были думать о греховности и суете мира, в котором они живут, и прощать друг другу грехи. Такую необходимость всепрощения перед вступлением в пост объясняли словами из Евангелия от Матфея: «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших » (Мф. 6:14-15).

Такой православный обычай, как просить в воскресенье перед Великим постом прощение за все вольные или невольные обиды и огорчения, причиненные друг другу, нашел широкий отклик в среде русского народа. Это было связано с тем, что стремление к примирению, гармонии с окружающим миром, самим собой и своей семьей всегда было характерно для русского человека. В народе говорили, что «худой мир лучше доброй ссоры».

Прощеное воскресенье совпадало также с прощанием с Масленицей и с родней перед Великим постом, ведь во время него запрещались прием гостей, общие гулянья, развлечения, свадьбы.

В этот день просили прощения друг у друга родители и дети, мужья и жена, близкие и дальние родственники, соседи. Специально из соседних деревень к отцу приезжали замужние дочери с детьми, собирались сыновья для прощения и прощания перед наступавшим постом. Уезжая вечером домой, они становились перед отцом и матерью на колени и говорили; «Прости меня, пожалуй, буде в чем виноват перед тобою».

Те же слова говорили родители взрослым детям. Прощение заканчивалось низким поклоном и поцелуем.

В этот день во многих русских деревнях прощались не только с живыми, но и с умершими — «родителями». Для этого утром все шли на кладбище к могилам усопших родственников или, если было много снега, подходили к ограде кладбища, кланялись низким поклоном и просили у них прощение, оставляли им свежие блины. В этот прощеный день справлялись своеобразные поминки по родителям, о которых не забывали всю праздничную неделю. Нужно сказать, что этот обряд был одним из многочисленных обрядов поминовения усопших, которые проводились в определенные дни в течение всего года.

Последний день Масленицы являлся самым веселым и разгульным, несмотря на то, что это было Прощеное воскресенье. В этот день устраивались ритуальные проводы Масленицы, карнавалы, катания на санях.

Люди старались навеселиться вдоволь, чтобы потом, во время поста, не было соблазнов нарушить запреты. И все же бывали и такие, кто не успевал нагуляться за неделю. Для них существовала так называемая немецкая масленица. О тех, кто опохмелялся в чистый понедельник, в народе говорили следующее: «Широка река Маслена, затопила и Великий пост!»

Это же говорилось и о тех, кто доедал в первый постный день оставшиеся после праздника кушанья и «полоскал рот» недопитым вином.

В последний день Масленицы было принято сжигать соломенное чучело как символ зимы. Делалось это вечером воскресного дня, когда, очистив душу от всех обид и прихватив из дома пучок соломы, народ, размахивая палками и выкрикивая всяческие оскорбления и проклятия, выходил вместе с чучелом Масленицы за околицу деревни. Здесь изображалось избиение нечисти и сжигалась соломенная Масленица. Торжественно сжигая Масленицу, они как бы прощались с ней до будущей зимы. Одновременно с соломенным чучелом сгорала и старая рухлядь, которую приносили сюда в течение Масленицы. Вместе с Масленицей и мусором сжигали веник с наговорами. Люди верили, что все беды унесутся прочь миллионами искр этого костра. По этой же причине молодежь с разбегу прыгала через пламя.

Тот момент, когда костер догорит, считался окончанием веселья и праздника.

Нужно сказать, что обряд проводов Масленицы совершался по всей России. Парни и девушки ходили по домам, выпрашивая топливо на костер и приглашая всех желающих жечь Масленицу. Они собирали дрова, солому, обмолоченные снопы, старые смоляные бочки, корзины для костра по всей деревне. Костер старались сделать таким огромным и ярким, чтобы свет был виден во всех окрестных деревнях. Зачастую дрова для костра, солому, бочки поднимали на толстом длинном бревне вверх или укладывали их на специальном высоко поднятом деревянном помосте.

В некоторых деревнях масленичный костер представлял собой горящее колесо, которое спускали с горы или поднимали на высоком шесте. Довольно широко был распространен обычай поджигать пучок соломы на шесте, с которым молодежь и дети бегали по деревне, распевая:

Прощай, Масленица,

Пересмешница.

Тырь, тырь, монастырь!

Ты лежи, лежи, старуха,

На осиновых дровах,

Три полена в головах.

Обычай зажигать на Масленицу костры был очень древним, т.к. они символизировали солнце и должны были способствовать скорейшему пробуждению природы.

Не менее весело и шумно проходили проводы Масленицы в южнорусских губерниях Европейской России. Здесь чучело Масленицы представляло собой, как правило, женскую или мужскую фигуру с явно подчеркнутыми признаками пола. Его изготавливала молодежь в первый день широкой Масленицы из соломы, тряпья, разных обносков. Это чучело водружали на старые сани и втаскивали на самое высокое место в селе. На проводы или, как обычно говорили, похороны Масленицы собирался весь деревенский люд. Парни запрягались в сани и тащили их за околицу деревни на ржаное поле.

Эту процессию возглавлял парень в рогоже, изображавший попа. У него в руках был лапоть-«кадило», которым он размахивал, выкрикивая: «Аллилуйя! Аллилуйя!»

Следом за санями с хохотом и шумом шла толпа, в которую объединялись люди всех возрастов. Они громко кричали, шумели, били кочергой или ухватом в печные заслонки, кривлялись, отпускали скабрезные шутки, оголяли зад, выкрикивали непристойности. После прибытия на место все набрасывались на чучело, разрывали его на части и разбрасывали по ржаному полю или сжигали.

Похороны Масленицы в далеком провалом имели довольно глубокий смысл, так как, провожая Масленицу, люди изгоняли все злое и враждебное человеку и природе — зиму и смерть. Глумлением над чучелом, шумом, криком люди пытались побороть все темные силы, а радость выразить плясками, смехом, который символизировал жизнь.

Уже после сожжения Масленицы в доме никто не разводил огня, даже свечку в этот день не было принято зажигать. Пепел, оставшийся от «зимней хозяйки», развеивали над полями в знак будущего урожая. Для детей выпекали из теста «жаворонков» и «куликов». Детвора с «птичками» в руках взбиралась на крыши домов и сараев, зазывая теплую и раннюю весну.

Все оставшееся после Масленицы хлебное угощение отдавали скотине, а то и вовсе выбрасывали. Даже самый бедный человек не стал бы есть ничего из масленичных остатков.

Навигация по книге «Славянские и православные праздники и обряды»<< Масленица. Суббота — золовкины посиделкиПасха >>
Эта статья опубликована в рубрике «Праздники».

Комментарии запрещены.